Печать

 

В ее работах нет беспочвенных деклараций, претенциозности, посягательств на нечто недоступное. Живописные полотна подкупают искренностью и непосредственностью чувства, проникновенными интонациями. Свои темы художник черпает из того, что видит вокруг. Ей интересны все проявления жизни — рождение, смерть, любовь, волнуют вечные сюжеты. На не всегда податливую плоскость холста переносится пережитое, близкое, идущее от сердца.

Сюжеты выстраиваются в единую линию, развитие идет в результате строгого отбора, отказа от ненужного, в зависимости от появления новых впечатлений. Иной раз необходимая интонация долго кристаллизуется, ищется годами, холст откладывается, и через какое-то время происходит возвращение к нему. Идеи запасаются впрок на тот случай, когда не теснят новые темы, чтобы не терялось напряжение, определенный ритм творчества. Старые эскизы, наброски часто служат отправной точкой для создания нового произведения. Художник берет на вооружение образные средства разных направлений, стилей — все то, что необходимо для достижения большей выразительности. Интерес вызывают и экспрессионисты, и художники Северного Возрождения, и венецианцы с их ощущением цвета, нервной импульсивностью чувств. Способ работы М. Даугавиете — аналитический. Сначала отстраненное всматривание в течение жизни, а затем выводы и обобщения. Она стремится, чтобы при восприятии живописного полотна оказывалось несколько слоев, но один из них — архетипический, основной. Стараясь проследить в содержании связь с прошлым, с традицией мирового искусства, художник создает послания в будущее, соединяющие века. Например, картина «Сон семьи» (1984), говорящая о беззащитности человека, бегущего в природу от тягот цивилизации, заставляет вспомнить библейский сюжет «Бегство в Египет», известный по классической живописи. Многие произведения Мары вполне могут быть названы картинами-письмами, картинами-впечатлениями. Некоторые из них объединяются в серии, например «Времена суток», «Домашний алтарь».

Эволюция М. Даугавиете шла от неосознанных натурных наблюдений и восторженной созерцательности, поиска гармонии и красоты к убежденному высказыванию, публицистичности, характерной для произведений, созданных в последнее время. В живописи отстраненные оливково-зеленые тона ранних работ сменяются агрессивными контрастными сочетаниями цвета. Работа «Материнство» (1985), связанная с личными переживаниями, раскрывает разные грани душевного состояния женщины — от нежности до будничной безразличности, опустошенности. Эта психологическая сложность отражает противоречивость жизни.

Автопортреты у Мары редкость, но они есть. «Свой тип лица мне хорошо знаком, — рассказывает она, — поэтому я использую его в картинах, не связанных со мною лично, но исходящих из собственного опыта». Необычен «Автопортрет» (1987), где изображена женщина, одетая броско и ярко. Он вызывает чувство тревоги оттого, что в руках портретируемой ее же блеклая и безжизненная голова. Так резко и пронзительно звучит тема неумолимого хода времени. Это полотно — надлом, сдавленный крик отчаяния человека. Беспощадное время сделало резкими черты лица, унесло легкость и беззаботность. Мотив перекликается с сюжетом о Давиде и Голиафе, с караваджистской традицией собственного изображения в разных моментах жизни, напоминает иконы со святыми, несущими в руках свою голову.

В полотнах Даугавиете реальность часто переплетается с воображаемым, мифологическим, с отзвуками снов, ощущений-миражей. Таковы «Рагнарек» (1986) — о битве богов и странных монстров, «Кладбищенский праздник» (1988), представляющий день посещения могил предков как зримую встречу потомков с обитателями потустороннего мира. Все это внутренне перекликается со страшным в реальной жизни, тем, что тревожит и беспокоит. Ряд произведений посвящен рок-музыке («Неоновый рай», 1986; «Экспансия», 1986). Даугавиете не стремилась представить какой-то конкретный момент выступления музыкантов, а старалась передать характер, закономерность появления этого музыкального направления. Именно такая музыка отображает сложные процессы, происходящие в современном мире.

Одной из первых Даугавиете обратилась к сюжету «Люди в метро». Словно закованные в броню, едут они в час пик, колючие, разъединенные («Эскалатор», 1987). В диптихе «Портрет толпы» (1988) имеется возможность по-разному увидеть один и тот же сюжет. В данной работе сталкиваются два разных взгляда — оптимистический, идеализированный, более радужный и скептический, в мрачных тонах.

М. Даугавиете родилась в 1955  году в Москве, ее родители — художники. В детстве занималась в художественной школе Краснопресненского района. До поступления в институт училась у М. Т. Хазанова, последователя Р. Р. Фалька. В то время он уже не преподавал в Полиграфическом институте, но имел свой круг почитателей и учеников. «Ему я обязана многим,— говорит М. Даугавиете, — и, прежде всего, особым видением мира. Он учил писать с натуры, в линейном рисунке достигать выразительности, а в живописи — жертвовать всем ради цвета. Считал, что у творческого процесса не может быть окончания». 1978 год — дата завершения учебы в Полиграфическом институте. Много дали уроки Д. Д. Жилинского, который умел выявить лучшие качества ученика, не подавляя своим авторитетом. Дал навыки композиционных построений, открыл мир итальянского кватроченто.
Некоторое время Мара работала над оформлением книг. Но ее полиграфическая деятельность закончилась быстро. «В ней не чувствуешь себя свободным, имея дело с редакторами», — говорит она.

В мае 1984 года состоялась первая выставка в Молодёжном объединении на улице Жолтовского совместно с Р. Данциг и Ф. Меркуровым.
М. Даугавиете много работает и всегда старается показать созданное. Часто, найденные ею образные решения находят продолжение, развитие в творчестве коллег. Своим искусством она старается найти отклик среди людей и обращается к ним как к собеседникам.

 

А. Шумов, искусствовед.