Общность «советские люди».

 

Я не оригинальна в своем интересе к человеку. Интерес этот стар, как сама цивилизация. Жизнь, происходящая в глубине любого из нас – это чудо, тайна, рождающая бесконечные интерпретации, домыслы, размышления, взаимоисключающие выводы. Духовная жизни личности – интригующая тайна, неважно, идет ли речь об утонченном интеллектуале или об недалеко ушедшем от лесного предка низкоузколобом примитиве. Ведь как у высших, так и у низших организмов в наследственных кодах ДНК сложнейшая структура множества составляющих, непредсказуемая вариативность, но и строгая обусловленность рождают неповторимый результат в каждом отдельном индивиде хоть дрозофилы, хоть человека.

И вот феномен. У огромного количества людей, живших в «одной, отдельно взятой стране», во время грандиозного исторического эксперимента ( построения социализма или же коммунизма – нет разницы, раз результат не был достигнут), сложилась устойчивая общность мыслей, чувств, вкусов, ценностей, менталитета. А это несколько поколений, за 70 лет Советской власти. В общем, почти все общее, извиняюсь за каламбур.

В самом же народе это получило обидное название – «совок», т.е. представитель Советского народа. В перечне его качеств только негативные: индивид, оболваненный пропагандой классового подхода еще с детского сада, социально тунеядствующий, безынициативный, робкий, с веревкой для собственного повешения в кармане, не смеющий восставать против власти, но и скандальный, считающий, что все ему должны, « качающий права», халявщик, но и рабочая скотинка одновременно, примиряющийся с абсурдом того гротескового бюрократизма, который сам же создал для своего подавления, привычно барахтающийся в традиционном русском головотяпстве, потешаясь над ним, но и задавленный и уязвленный бедностью и тем, что миллионы людей живут так же и похожи как капли воды в протекающем кране. Можно было бы долго и сладострастно смаковать наши надломы и комплексы, взращенные общественными перегибами, и даже подводить под это исторический базис, т.е. проследить историю нашего государства и то, как гнули и ломали человека на всех поворотных моментах( а ведь известно, у нас что ни шаг, то поворот!). Это все ясно, хоть и страшно.

Однако, я хочу рассмотреть эту нашу общность с другой, мало оцененной стороны ее уникальность для Человечества. И у тени есть свет.

Само понятие «советские люди» дискредитировано пропагандистской жвачкой, навязшей в зубах за все эти годы лжи так называемого «развитого социализма». Клише, вроде: «великий советский народ», «весь советский народ единодушно...( осуждает или приветствует – все равно)», все советские люди» - утратили от долгого употребления всякий вкус и смысл. Наслушались и накушались выше головы.

Теперь никто не говорит о достоинствах советского народа, да и страны такой нет больше на карте мира – а занимала она шестую часть суши нашей планеты! Но, хоть страны нет, - а люди-то пока еще живы, да и детей воспитывают. Лет эдак через 40-50 вымрут поколения «жившие при социализме». Происходит массовая миграция этих людей, просачивание их во все страны, как некоего радикального химически активного элемента, изменяющего окружение, незаметным образом влияющего на него. Масштабы переселения соотносимы с переселением народов в период распада Римской империи. Как и тогда переселялись не только варвары, но и римские граждане, которые являлись носителями высокой культуры. И теперь наши люди – это дрожжи для других стран, элемент формообразующий. Не подлежит сомнению, что это люди особо содержательные, несут в себе новую духовную ценность, сравнимую с христианской идеологией начала нашей эры. Возможно, это и будет тем вкладом России в развитие человечества, той « особой ролью», которую провидели в своих откровениях русские мыслители от Достоевского до Бердяева и Ильина. Как будто что-то начинает брезжить в тех странных особых «русских» претензиях на духовное влияние, которые так шокировали наш интернациональный дух! Так некогда, варвары, разрушавшие Рим, испытали его мощное влияние, и, отравленные цивилизацией, расселяясь по Европе, несли в себе эту цивилизацию другим народам, как некий вирус, в медвежьи углы, расцветшие с их помощью в высококультурные, утонченные государства – Англию, Францию, Испанию, Германию и даже Россию. И вот старая цивилизация опять на грани распада, и, снова некая закваска будет бродить там, куда судьба забросила наших соотечественников. И, возможно, прорастет Новым миром, ну хотя бы спасет Старый.!

Мы, сами разрушившие свой Четвертый Рим, живем его идеалами. Наш юмор объединяет нас. В нем собрано все, как в энциклопедии советской жизни. Он доступен только нам, тем, кто, пережив нашу историю, кто воспитан в одних понятиях, кого окружала одна на всех абсурдная действительность. Да ведь это коды не опознавание друг друга! Так бывает, если между собою говорят узкие специалисты высокоточных технологий – посторонний не поймет ничего, как глухой среди говорящих. А тут этих «узких специалистов» - все население, живущее на обломках империи. Да еще – специалисты эти настоящие универсумы чужих культур: со школьной скамьи воспитаны на мировой классике! И в интернациональном духе, т. е. любят чужую культуру, как свою.

Коммунисты провозгласили, что цель нашего государственного строя – всемерное развитие человеческой личности. И они так долго твердили одно и то же, что им удалось-таки убедить, да не только малообразованных и легковерных, но и интеллигентных и умных в том, что именно для этого все жертвы. Это целительное словосочетание гипнотически воздействовало на людей. Массовое внушение привело к тому, что каждый бросился развивать свою личность. Нечего и говорить, что своя рубашка ближе к телу, и не было более благодарной задачи, чем эта. Неважно даже, что у государства слова расходились с делом, что для него человек был лишь винтиком его машины, а данный лозунг – демагогической обманкой, и государство безжалостно давило личность для «общего блага». Неистребимо в душах людей жила уверенность, что именно он, отдельный человек, со своим духовным миром ( даже ограниченном водкой, домино и собутыльниками), и есть то, самое ценное для общества, что общество обязано пестовать и развивать – « От каждого по способностям, каждому по потребностям», лозунг коммунизма.

От тьмы невежества – «учиться, учиться и учиться», «овладевать знаниями»- обязанность ученика, причем «святая»! «Религия – опиум народа!». Сбросить духовный гнет, освободиться от суеверий и мракобесия, из-под власти догм и страхов! Словесные клише этого времени говорят о многом, и будьте уверены, это не только слова, не только риторика и демагогия. Образование, наука, искусство; общественная жизнь, справедливая политика, ненависть к войнам и социальному неравенству, расизму,гуманное отношение к слабым – да это же мысли Титанов Возрождения, олимпийцев Просвещения! – они стали достоянием масс, да-да! – всех и каждого. Когда-то во мраке средневековья эти мысли провозглашал смелый гений, это было необычно и непривычно, как все новое и невозможное. Теперь это стало банальностью, значит, достигли! Не хочу сказать, что наступило Царство Справедливости, да и вряд ли это вообще возможно. Но когда каждый член общества исповедует подобные идеалы – согласитесь, это что-то да значит! Это уже есть новая вера.

Школьная рутина, авторитаризм, строгая дисциплина; да, но только на уровне администрации. А на уровне личности: учителя полны ответственности за врученные им души – не дай бог посеять что-нибудь неразумное, недоброе или невечное! Дети увлеченно читают книги, спасаясь от программы6 классику, мировые сокровища, благо на каждом предприятии своя библиотека, ломящаяся от книг, библиотечные ящики переполнены формулярами читателей. И так было в любом колхозе-совхозе, на целине и на полюсе. Книга – святое! Особые почитатели книг – книжные воры; книг было недостаточно; им мало было прочесть любимую книгу, им хотелось ее иметь! Но огромные тиражи! Верно, но население 150 миллионов человек, и у каждого библиотечка любимых книг.

Рядом с внешней строилась советскими людьми совсем другая, параллельная действительность, империя книг, и ее нельзя даже назвать субъективной – все мы воспитывались на одних и тех же книгах. В фундаменте: стихи Маршака и Чуковского, Винни-Пух, Карлсон, сказки разных народов (причем все народы равно уважаемые), пиратская и индейская романтика, Стивенсон, Жюль Верн, Конан Дойл, рыцарские романы, Дон Кихот, Сирано де Бержерак, Диккенс, Бальзак, Стендаль, Мериме, Золя, Цвейг, Марк Твен... список можно продолжить отборной классикой. Некоторые доходили до первого этажа, другие поднимались выше, третьи витали в облаках с Томасом Манном, Гессе, Борхесом; но все и каждый имел в голове свою особую библиотеку, эти личные библиотеки помогали ориентироваться в мире и облегчали поиск единомышленников. Издательства были озабочены тем, чтобы издательские планы не повторяли друг друга, чтоб выпускалось как можно больше названий, и только хорошие, ведь старались они и для собственных библиотек в том числе. Исключения составляла «обязательная программа»: многотомные сочинения генералов от литературы, чьи добротные переплеты не могли никого ввести в заблуждение, ибо читатели ориентировались на классику и знали, чего хотят. Вся конъюнктура безошибочно отвергалась вкупе с классиками марксизма-ленинизма. Как только бросили клич о сдаче макулатуры в обмен на классику(20 кг за «Женщину в белом», в анекдоте негр хотел получить в СССР Белую женщину и ввозил через таможню тонну макулатуры), - так тут же все неликвиды поступили во вторсырье. Для тех, кто не любил читать, снимали подробные экранизации.

Продавшихся власти презирали, называли «курвами», «суками» и еще по-разному, обидно и хлестко. Вот и менталитет советского человека: будь честен, и не только перед другими, но и перед собой – знать о своей подлости означало презирать самого себя. И подлецы были жалки и прозрачны для всех. И хотя в стране было много стукачей (доносчиков), они были презренными людьми, трусами, ведь стать стукачом можно было только от страха, так их и вербовали шантажом; и часто за таким человеком тянулся шлейф всю его жизнь, из коллектива в коллектив.( Коллективы были заняты выяснением, - кто стучит)

Моральные ценности: коллективизм, товарищество, верность, честность, способность на подвиг!, на жертвы во имя чести!.Словом, «белые одежды», «белые перья», «чистота мундира». Извинительнее было «спиться с круга», чем вращаться в том же кругу с подмоченной репутацией. Остаться честным до конца. Это сродни кодексу «зоны», но ведь «зона» была и с той и с другой стороны колючей проволоки.

Деньги не могли иметь большого значения там, где считалось опасным и подозрительным быть богатым. В обществе равных и бедных богатство казалось нечестно нажитым, попросту, необязательным. Да и почти ничего нельзя было купить за деньги: ничего из того, что ценилось советскими людьми. Уронившие себя находили друг друга и мыкались в обществе себе подобных, пытаясь компенсировать свои нравственные потери положением номенклатурных работников, закрытыми распределителями (кормушкой) для удовлетворения своих «все возрастающих потребностей», так как для них коммунизм уже был, в основном, построен.

Каждый мечтал приносить пользу обществу. В крайнем случае, трудился для потомков. А если не трудился на общее благо, то страдал и мучился от этого, рефлексируя по-гамлетовски. То, что «наука служит человечеству», воспринималось буквально, и каждый младший научный сотрудник страдал от невозможности сейчас, не сходя с места, осчастливить человечество каким-нибудь изобретением.

«Искусство принадлежит народу» - въелось в плоть и кровь. Художники стремились «достучаться», по словам А.Шилова, до зрителя, жаждали отклика. Да и получали – зритель работал на приеме с полной отдачей. «Счастье -это, когда тебя понимают», - сакраментальные слова из хорошего советского фильма. «Хороший советский фильм» после 60-х годов это почти тавтология. Каждый, кто был занят творчеством, старался на совесть, «отдавал все свои силы», « горел творческим огнем» и сгорал в нем для Людей. Патетические эти слова не сарказм, они отражают ситуацию верно. Настоящих художников и не может быть много – редко кто хочет сгореть ради других.

Вот теперь можно представить , что будет, если в таком порыве будут жить тысячи творческих работников! А иначе они и не мыслят, - стыдно. Можно было бы составить тома из имен и кратких биографий тех, кто горел для людей; писателей, художников, композиторов, актеров, режиссеров, операторов, их помощников, гримеров, бутафоров, переплетчиков, столяров, реставраторов... и других мастеров своего дела. Быть честным в искусстве – было главной заповедью ( есть даже определение «честная живопись»), и не удивительно, что создано столько интересного и достойного остаться в веках от нашей советской истории. Особенно исполнители старались, - будь то актеры в ансамбле или музыканты в оркестре, певцы в хоре – каждый не просто исполнял то, что должен был исполнить, но и душу вкладывал, да и всю свою уже сильно развитую личность, со сложившимся мировоззрением, и имел вдобавок цель сгореть теперь же для блага человечества. Более того, весь мир уже признал плоды этого времени, принесенные советским искусством на общий алтарь человечества. Чужие артисты признают наших зрителей, слушателей, нашу аудиторию за самую благодарную и восприимчивую. Эта аудитория соавторов, сопереживающих личностей, воспитанных на благородных, ныне развенчанных идеалах – не знает себе равных, и, увы, обречена на исчезновение. Но может, составляющие этой общности явятся благородным основанием, ядрами новой духовности старого, разрушающегося мира, в тех уголках, куда забросит их судьба.

10 марта 1996 года.

Мара Даугавиете.

 

Комментарии 

 
#2 Общность «советские люди».Елена Рубанова 14.04.2012 23:28
Хорошо написанный текст не потерял, к сожалению, актуальности. Прошедшие годы усиливают ощущение потери. Одна надежда - дети и внуки!
Цитировать
 
 
#1 Наташа 25.03.2011 17:45
Браво, Марите!
Желаю успеха.
Цитировать
 

Добавить комментарий