Литературные эссе, беллетристика

Луция Даугавиете

30-го мая 2013 года ушла из жизни мать Мары Даугавиете - скульптор и керамистка Луция Августовна Даугавиете. Вечная ей память.

Эссе Мары о своей матери - http://maras-pictures.com/index.php/lit/63-mother

 alt alt

 

Помещаем здесь эссе Луции на картины Мары:

"Из коллекции картин Мары Даугавиете.

Линия горизонта мягко изогнута, как линия тела, с выпуклостями, впадинами, заострениями. Ее местами перечеркивает силуэт одинокого деревца; вдали, в дымке, громоздятся чуть видимые розовые гряды горной породы.

В подножиях скал разбросаны камни – следы вековых движений земли. Пристальный взгляд находит между камнями группки спящих овец – от жары друг к другу тесно прижавшись тени ищущих.

Тоненькой раздвоенной тесьмой все пересекает голубо-серый ручей, то появляясь, то исчезая между камней.

Трава жухлая, но в расщелинах чуть видимо зеленеет.

Все тихо; в небе вдали беленькая точка – вроде бы облако. Козы в тени искривленных деревец застыли. Жара все объединила. Люди, их толпы, прошли куда-то вдаль. Торжественная тишина и гармония.

Состоялся пейзаж. В сторонке почти незаметные следы – МД

alt

Золотом поблескивает обрез старинной открытой книги о вечности ТВОРЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ДУХА ; перо, провожающее в путь.

Земная жизнь: гербарий из травинок и лепестков, песок, усилием воли превращенный в стекло, бумагу, ткани... Изломы черной материи. Основа всему – черный цвет, как символ неизбежности превращений вся и всех

И – серо-голубоватая необъятная бесконечность.

Луция Даугавиете"

alt

 

 

Формат картины - Квадрат

 

С 13 по 22 марта в Доме Художника на Кузнецком, 20 прошла выставка "Многоликий КВАДРАТ", организованная Арт-группой "ПолиГрА" (объединяет членов МОСХ, окончивших графический факультет Московского Полиграфического Института в 1960-х годах, состав участников выставки несколько расширен мастерами старшего поколения и более молодых выпускников МПИ).

 Статья о выставке "Четыре взгляда на квадрат"

Мара Даугавиете, в связи с темой выставки, высказала, что значит для неё формат работы - Квадрат:

"Среди множества картин есть у меня и такие, пластические решения которых требуют именно квадрата. Я в этом убедилась, пробуя разные варианты композиций на различных форматах. Квадрат самый статичный, очень замкнутый, наиболее геометричный формат из всех. Пространство квадратной картины очень условно, у меня есть ощущение задней стенки этого пространства, как бы отсекающего из бесконечного естественного пространства нашей жизни объемный куб, объем скульптурного пространства для создания условной модели жизни. Жизнь этого условного пространства становится упорядоченной ритмической связью внутри себя. И это делает время внутри условным, застывшим. Пространство этого замкнутого куба становится вневременным. Возникает разреженность, тишина, в которой остается только музыка ритмических связей внутри картины. Можно строить гармоническое равновесие, ясность, обозримость, нерасторжимость изображенного. Попытаться кристаллизовать эту данность в формулу жизненной красоты. И тут квадрат незаменим. Живописные средства помогают в этом: спаянность цветовых пятен, плотность цвета, материальная весомость изображения. Гармоническое единство человека и его среды, равновесие человека и окружающего мира теперь стало редчайшей ценностью в нашем суетливом, замусоренном бытовании. Когда за массой людей (уже даже и не количеством, а только массой!) с трудом можно разглядеть личность – а ведь это и есть главная ценность, – а среди хаоса вторичной рукотворной среды обитания человечества с еще большими трудностями вычленить кусочек естественной природы, в меру облагороженной человеком. Спасти что-то из этого, перевести во вневременное бытие – вот какая задача меня привлекает. Торжественность, строгость архитектоники внутри квадрата есть медитационный прием. На этом пути подстерегают и опасности, что и говорить! Недостаток живого, несвобода, скованность, детерминированность, статичность, схематичность. Задача художника в том и состоит, чтобы решить эту проблему с помощью своего таланта, ума и чувства, найти живую, и свою, формулу красоты, композиционно острый замок, стягивающий смысловые и эмоционально-образные нити."

 

Мара Даугавиете

14 февраля 2012

   

Статья о Рождественском Карнавале

ВОСПИТАНИЕ В ЕДИНСТВЕ

Заметки костюМары

«Воспитание в единстве» – это проект русского философа Николая Федорова.Новшество этого года – выставки. В «Избушке бабушки гномов» – выставка изумительной керамики и эмалей Марии Фофановой и Светланы Могутиной.«Семейный музейчик» – это вещественная память прошлого. Он включает экспозиции двух семей потомственных художников Ромадиной-Штеренберг и Уваровых-Даугавиете-Арсеньевых.

Целью праздника «Семейное Рождество» было объединить в одном действе детей и взрослых; отчасти, воспитать и научить их праздновать вместе, посредством погружения в праздничную атмосферу. Прикоснуться к событию Рождества. Возродить традиции его празднования должно было «Вертепное действо с волком». Гости праздника окружили Вертеп-ширму плотным заинтересованным полукольцом, внизу у сцены на рядах низких скамей устроились малыши, дети постарше и родители сгрудились за ними, в напряженном внимании. Несмотря на знакомство с этой великой историей Рождества Христова, вертепы всегда разные, сюжетная фабула может варьироваться, весь интерес в деталях и исполнении, сопричастности зрителей Событию в данный момент. Оригинальный сценарий (Яков Кудрин), красочные остро-характерные куклы (Георгий и Мара Уваровы), духовные песнопения и колядки, спетые вживую (хор: Татьяна Скирская, Нонна Марьясина, Мара Уварова под руководством регента-дирижера Якова Кудрина), ставшие музыкальным оформление спектакля, сделали его цельным и красивым, а трогательный Волк запал в сердца маленьким зрителям.Тут плотно соседствуют картины, самодельные игрушки, карнавальные маски, фигурный крендель, рождественские витражики (художник по стеклу Екатерина Штеренберг), расписное панно со Святым Семейством, волшебный Чемодан, с богатым театральным прошлым, принадлежавший когда-то самому Карабасу Барабасу, из которого вываливаются предметы, имеющие отношение к Щелкунчику и его приключениям с Мышиным королем.

На нынешнем празднике я исполняла, как и на прошлом, роль Костюмера: заведовала огромным количеством костюмов и шляп, накопившихся за время существования театральной студии нашего прихода «Петровский парк». Ну и куклы Папы Карло (Георгий Уваров с учениками) для спектакля православной гимназии «Буратино». А еще куколки Майи Арсеньевой, сшитые ею как в детские годы, так и в нынешние, когда автор стала настоящим профессионалом. А также рукописные книжки, написанные и нарисованные для своих близких в подарок ко дням рождения.

Они в живописном беспорядке притягательно были развешены на стенах, навалены на серебряных кубах.Цель этой экспозиции показать, что вещи остаются хранить память, несут отпечаток личности их создавшей, ведь и сегодняшний день завтра станет фактом памяти, ведь так хочется спасти хоть что-то от пожирающего времени.

В прошлом году было почти то же. Но какая разительная перемена настроения в умах гостей!

Никого не приходилось уговаривать: в считанные минуты все наряды разобрали и облачились в них с огромным удовольствием, так что опоздавшим было не так легко составить костюм из оставшихся деталей, пришлось поломать голову и воспользоваться консультацией профессионального художника по костюму Майи Арсеньевой (моей дочери).

Сердце радовалось, глядя, как взрослые становились детьми, всей душой участвуя в предложенной игре вместе со своими детишками. И вот уже зал наполнился колоритными персонажами разных эпох, стилей, возрастов и размеров. 

Сновал туда-сюда Почтальон (Михаил Спиридонов), собирая и разнося почту от Гамлета к Рыцарю-меченосцу и прочее, иногда путая адресатов, в чем его можно вполне извинить, учитывая неточности объяснений отправителей.

Настроение праздничное, приподнятое, немного фантастичное. Все фотографируют и фотографируются. Есть и специальный фотограф, ловящий и запечатлевающий исчезающие прекрасные мгновения (Дмитрий Кашкин). Многие меняли свой образ на иной не единожды, используя изобилие возможностей нашей костюмерной. Преизбыток радости ощущался во всем.

Огромная 3-х метровая ёлка в центре зала на глазах становилась все краше и богаче, все новые бумажные шедевры, сделанные руками воодушевленных творчеством гостей. Мастер-класс бумажных ёлочных украшений проводили Мара Уварова и Надежда Цыганова, которая внезапно для самой себя стала Волшебницей ножниц и бумаги!

Рядом класс Госпожи Кляксы (Нина Ромадина) «производит» фантастические шедевры, которые тут же интегрируются в импровизированной экспозиции на протянутой веревке. Взрослым и детям открываются широкие горизонты на будущее – способы входа в чудесный мир живописи и графики (каждый может продолжить художественные эксперименты дома).

Новшество этого года – выставки. В «Избушке бабушки гномов» – выставка изумительной керамики и эмалей Марии Фофановой и Светланы Могутиной.

«Семейный музейчик» – это вещественная память прошлого. Он включает экспозиции двух семей потомственных художников Ромадиной-Штеренберг и Уваровых-Даугавиете-Арсеньевых.

Тут плотно соседствуют картины, самодельные игрушки, карнавальные маски, фигурный крендель, рождественские витражики (художник по стеклу Екатерина Штеренберг), расписное панно со Святым Семейством, волшебный Чемодан, с богатым театральным прошлым, принадлежавший когда-то самому Карабасу Барабасу, из которого вываливаются предметы, имеющие отношение к Щелкунчику и его приключениям с Мышиным королем. 

Ну и куклы Папы Карло (Георгий Уваров с учениками) для спектакля православной гимназии «Буратино». А еще куколки Майи Арсеньевой, сшитые ею как в детские годы, так и в нынешние, когда автор стала настоящим профессионалом. А также рукописные книжки, написанные и нарисованные для своих близких в подарок ко дням рождения.

Цель этой экспозиции показать, что вещи остаются хранить память, несут отпечаток личности их создавшей, ведь и сегодняшний день завтра станет фактом памяти, ведь так хочется спасти хоть что-то от пожирающего времени.

Мара Даугавиете

Статья с фотографиями на сайте молодежного объединения "Петровский парк"

Выставка на сайте

   

Памяти учителя (текст к виртуальной выставке)

 

Осенью 1971 года я начала посещать мастерскую Моисея Тевельевича Хазанова на Масловке, который готовил абитуриентов в Полиграф (Полиграфический институт, ныне - Академия Печати). Определил меня туда Юрий Константинович Бурджелян, за что я ему благодарна – это оказалось судьбоносное решение.

Мы рисовали модель, портрет с руками, то, что должно было быть на экзамене. В группе было 4-5 человек, обычно двое поступали каждый год. У меня было в запасе два года. И была еще подготовка: я училась в Краснопресненской художке с 7 класса, и бросать ее не хотела. Хотя Хазанов говорил, что у двух докторов не лечатся. Его бесила манера рисовать по правилам, не конкретно, а вообще, не обращая внимания на индивидуальные особенности. Хазанов не считал себя рисовальщиком, однако, имел свою систему. Надо было передать характер, остроту, выразительность. Рисунок был по преимуществу линейный, иногда использовался тон, скорее даже пятно, но только если этого требовала модель. Он восхищался Модильяни, его линейной выразительностью. Волшебством было его прикосновение к нашим рисункам – они буквально оживали, стоило ему прикоснуться к ним пальцем и размазать бровь или, там, скулу!

Уже поступив в институт в 1973 году, я продолжала ходить на занятия еще год. Мне повезло, что у меня был такой учитель. Спасибо Моисею Тевельевичу Хазанову, который открыл мне глаза!

5 апреля 2012

Мара Даугавиете

К виртуальной выставке

   

"Метаморфозы" Публия Овидия Назона

 

"Стихи Овидия настолько живописны, что сразу возникает полнокровный зрительный образ, хочется иллюстрировать их. В студенческие годы я сделала такую попытку. Остались эскизы композиций и ощущение "не спетой песни".

Однажды, через 25 лет, мне было предложено расписать стено-потолочный фриз большой гостиной частного дома - туда прямо попросился тематический цикл, - и сразу всплыли в памяти отложенные "Метаморфозы" Овидия. Как естественно легли на стены эти композиции в виде сдержанной, почти монохромной росписи!

Но и после этого образы Овидия не отпускали. Они воплощались то в картинах, то в циклах рисунков в различных материалах. Оказалось, что это одна из моих любимых тем - поэзия в пластике."

01.03.2011

Мара Даугавиете

К виртуальной выставке, посвященной "Метаморфозам" Овидия

   

Особенности творческого процесса.

 

Сначала возникает метафора, в которой чувствуешь богатство пластических возможностей, смысловые пласты. Меня всегда интересует общечеловеческая тема, емкий сюжет, позволяющий неоднозначные расшифровки смыслов, многосложность, вариативность понимания. В композиции я ищу ясную пластическую схему, "замок" ритмов, знаковость силуэта на поверхности холста и несколько планов в глубину картины. Тут уже возникает сложная и волнующая задача - сгармонировать все это богатство, привести в соответствие все части друг с другом и с целым. Для этого, оказывается, иногда нужны годы! Свето-воздушная среда - это способ сделать придуманное изображение достоверным. В некоторых картинах она и есть тема и задача художника. Цвет должен родиться в воображении, свет должен родиться из цвета, предмет должен получиться в награду, когда постепенно, интуитивно нащупывается, утверждает себя то, что должно быть: картина как бы пишется сама, ведет меня туда, куда ей надо. Моя задача прислушиваться к ее голосу и не делать ложных шагов, не метаться в поисках средств, чтоб не потерять верную дорогу. Идеально, когда картина представляет собой кусок цельного мира, созданный цветом. Бывает, что длительная, тщательная проработка элементов, деталей, смахивается напоследок широким мазком цвета: и все-таки она не была бесполезна - она заряжает работу энергией, одухотворяет, без этого есть ощущение легковесности, это те самые "муки творчества", без которых добытому результату не так радуешься.

В работе с натуры (пейзаж, натюрморт) смысл вижу в отборе главного, ценного, понимание натуры кристаллизуется, форма становится формулой - ни убавить, ни прибавить. В кратком этюде с натуры, естественно, самое ценное - лёгкость, найденность цвета, пластики. В портрете мне важен именно конкретный человек, та красота, которую я в нем вижу.

В любимых, великих шедеврах Мастеров я открываю миры. И так же хотелось бы, чтоб зритель смотрел на мои картины, открывая свои миры. Они обращены  к " другому", похожему на меня.

Мара Даугавиете.

   

Парк. Ностальгия (текст к виртуальной выставке)

 

Убогость городских окраин Москвы в 70-х годах прошлого века, вызывала ностальгию по утерянной гармонии существования человека на лоне природы. Осколки этой гармонии сохранились в чудном уголке – в Тимирязевском парке, в той его части, что является памятником 18 века; это екатерининский дворец, построенный Казаковым.

   

Общность «советские люди».

 

Я не оригинальна в своем интересе к человеку. Интерес этот стар, как сама цивилизация. Жизнь, происходящая в глубине любого из нас – это чудо, тайна, рождающая бесконечные интерпретации, домыслы, размышления, взаимоисключающие выводы. Духовная жизни личности – интригующая тайна, неважно, идет ли речь об утонченном интеллектуале или об недалеко ушедшем от лесного предка низкоузколобом примитиве. Ведь как у высших, так и у низших организмов в наследственных кодах ДНК сложнейшая структура множества составляющих, непредсказуемая вариативность, но и строгая обусловленность рождают неповторимый результат в каждом отдельном индивиде хоть дрозофилы, хоть человека.

И вот феномен. У огромного количества людей, живших в «одной, отдельно взятой стране», во время грандиозного исторического эксперимента ( построения социализма или же коммунизма – нет разницы, раз результат не был достигнут), сложилась устойчивая общность мыслей, чувств, вкусов, ценностей, менталитета. А это несколько поколений, за 70 лет Советской власти. В общем, почти все общее, извиняюсь за каламбур.

   

Музейная картина (выступление на однодневной выставке 30 мая 1988 года в Доме Художника на Кузнецком Мосту,11.)

 

Хочу взять на себя ответственность и объяснить, что я имею в виду под термином «музейное искусство».

Обычно этот термин употребляется в отрицательном смысле, имеется в виду нечто недвусмысленно ретроградное в колорите старых мастеров, не то салон, не то академизм, словом, искусство, далекое от современности и от реальной жизни. Разумеется, я имела в виду не этот смысл. А выразить хотелось бы вот что.

 

   

Страница 1 из 2